Выбери любимый жанр

Не моя (СИ) - Савицкая Элла - Страница 1


Изменить размер шрифта:

1

Пролог

Каждому человеку, не раз бывавшему на железнодорожном вокзале, знаком шум оживленного толпой огромного здания, служившего человечеству как пункт отправления или прибытия. Сколько раз мы пробегаем по шумному перрону, спеша и не смотря под ноги. Боясь опоздать на поезд, или не успеть встретить родственника, близкую подругу или любимого человека. Настя докуривала сигарету, провожая задумчивым взглядом торопливых прохожих, заталкивающих свои сумки в вагон после того, как проводник проверил их билеты. Холодный осенний ветер пробирал до мозга костей, да и дождь вот-вот начнется, судя по тяжелым тучам, нависшим над головой. Да… хорошенький последний денек на родине, подумала девушка, поежившись от очередного порыва ветра, и выбросив окурок под железное колесо.

– Девушка, через две минуты отправляемся. Проходите в вагон. – Средних лет проводник доброжелательно ей улыбнулся и повернулся к двум мужчинам только что подошедшим к  шестому вагону. От них неприятно разило спиртным, обещая не совсем спокойную поездку соседям. Но разве наш народ не привык к этому?

Что может быть хуже плацкартного вагона, где с одного конца плачут дети, изнуренные долгой поездкой, а с другой – не стесняясь, пьют и смеются компании, которым скоротать дорогу легче, будучи навеселе.

Хорошо, хоть она едет в вагоне – купе, которое с ней разделяет семья с сыном лет четырнадцати, уже сейчас уткнувшимся в журнал с комиксами. Она и сама планировала всю дорогу провести с наушниками в ушах, слушая любимые песни и мечтая о жизни в Нью – Йорке, куда она и направлялась. Отец перебрался туда несколько месяцев назад, а теперь забирал и её. А почему бы и нет? Перспектив в тысячи раз больше, чем на родине. Обучение сильнее. Да и само слово Америка действовало на нее самым волшебным образом. Человеку, прожившему в не самом большом городке, всегда кажется, что там, заграницей, его ждет сказка. Там Настя, возможно, встретит любовь и создаст семью. Откроет свою фирму и будет жить до конца дней ни о чем не заботясь. Розовые мечты. Но разве можно ее за это осудить? Все мы живем только благодаря тому, что имеем возможность мечтать. Неважно о чем. О грандиозной поездке, или небольшой новой кожаной сумочке. О здоровых детях, или трехкомнатной квартире. Каждый день грезим этой мечтой и ждем ее осуществления. Думаем, как и какие шаги предпринять, чтобы задуманное скорее воплотилось в жизни. Одни мечты сбываются, другие появляются. Исполненья третьих можно так и не дождаться. Такова жизнь. Мечтать – не вредно, твердит известное высказывание. Да. Даже полезно. Порой – это единственное, за что можно держаться, чтобы существовать дальше.

– Проходите, девушка, – еще раз поторопил проводник, и Настя уже собралась взбираться по этим неудобным ступенькам, как вдруг услышала свое имя среди вокзального гомона. Обернулась, но никого не увидела. Только сильный порыв ветра бросил волосы в лицо, подталкивая внутрь теплого вагона. Взялась за поручень, но застыла, когда сзади, уже ближе прозвучало отчетливое, надрывное:

– Настяяяя!

Мимо проходившие люди обернулись вместе с ней на несущегося в её сторону парнишку лет четырнадцати. Яростный ветер трепал его русые волосы, длиною до плеч. А он, подбегая ближе, отчаянно махал руками, чтобы девушка увидела его.

Первые капли дождя сорвались с неба, когда мальчишка подбежал ближе и схватил Настю за руку. Она покачнулась, чуть не упав, и поспешно спустилась на перрон.

– Что, Стас? Что случилось? – испугалась она, узнав сына своей учительницы по английскому языку, к которой ходила заниматься последние месяцы, после известия о том, что её отец получает должность в США.

Симпатичный мальчишка с глубокими карими глазами отчаянно замотал головой, переводя сбившееся дыхание. Неужели что-то с Лилей Святославовной, встревожилась девушка, всматриваясь в его перепуганное лицо.

– Насть, не уезжай! – заговорил Стас, сжимая ее пальцы и откидывая назад волосы резким движением головы.

– Что? – не сразу поняла девушка, переводя непонимающий взгляд с его лица на шероховатые пальцы, крепко сжимающие ее собственные.

– Не уезжай, говорю! Нахрена тебе эта Америка? Пожалуйста, останься! – его голос, ломающийся в силу возраста, надрывался, а капли дождя только сильнее ударяли по лицу, не давая понять, к чему он ведет.

– Почему ты не в школе? – спросила девушка, пытаясь осторожно отнять свои руки, которые он только крепче сжал.

– Какая школа? Ты меня слышишь, Настя? Не уезжай туда! Останься здесь, – с каждым его словом она понимала все меньше, теряясь в потемневших глазах, выдающих настоящее буйство эмоций.

– Успокойся, Стас. Объясни в чем дело. Почему я не должна ехать? Что-то с матерью?

– Со мной. Не должна ехать, потому что должна быть со мной, – с рвущейся наружу яростью убеждал юный парень. – Я же говорил тебе. Несколько раз! – Теперь она вспомнила. Да, Стасик не раз за последнее время провожал её домой после занятий. Приглашал даже в кафе или кино, но она каждый раз отказывалась. Все-таки ему четырнадцать, а ей двадцать один. Как – то это неправильно. Плюс ко всему – он сын её учительницы, а такое поведение с её стороны было бы как минимум неуважительным. Да и ухажеров ее возраста хоть отбавляй, поэтому она всегда отдавала предпочтение именно им. Пару раз он заикнулся о том, чтобы она не уезжала, что нравится ему, но разве можно принять слова подростка всерьез? Сегодня им нравится одна, завтра другая. Сейчас люблю, потом ненавижу. Гормоны, они такие. Она по себе помнит, не так давно это проходила. Так что только улыбалась в ответ на эти детские признания и, взъерошив его мягкие волосы, отправлялась домой. Но то, что сейчас этот мальчик не выпускает её рук, подобно утопающему, ни за какие деньги не готовому выпустить спасательный круг, заставляло ее сердце гулко и надрывно биться.

– Стас, ты шутишь? – она даже сердиться начала, подумав, что это какой-то дурацкий розыгрыш, и где – то неподалеку их снимают на камеру его дружки. – Ты понимаешь, о чем говоришь вообще? – Ей все – таки удалось вырвать свои руки из его цепкого захвата и нервно поправить сумочку. Прохожие косились на них, зеваки из окон поезда тоже не спешили заняться другими делами. Все прилипли к стеклам, словно смотрели реалити шоу.

– Какие шутки? Я говорил тебе, что ты нравишься мне. Не мои проблемы, что ты пропускала все мимо ушей. Но я повторю еще раз, – нервно проведя пятерней по мокрым волосам, он устремил на девушку довольно взрослый и осмысленный взгляд. – Я сделаю все, чтобы ты была счастлива! Я клянусь тебе, Настя! Если надо, я президентом стану, слышишь? Или банк ограблю! Ты будешь жить со мной, как королева. На руках носить обещаю с утра до ночи. Только останься! Это ты сейчас думаешь, что я пацан, молокосос, но я докажу, что ты ошибаешься! Просто поверь мне! Я ради тебя все сделаю!  – его пальцы подрагивали, когда он снова попытался схватить девушку за плечи, но она отступила. – Не веришь, да? – прищурился со злостью, и сжал в тонкую линию губы.

– Стас, тебе нужно успокоиться! – может это и не розыгрыш, как Настя подумала изначально, потому, что такие эмоции сложно сыграть, но остановить его все же стоит. – Послушай, это просто влюбленность. Она пройдет, – ей даже жалко его стало, когда он вдруг после этих её слов, отчаянно замотал головой.

– Нет, это не просто влюбленность. Я помешался на тебе. С ума схожу. Жрать не могу. Девок зажимать. Да нахрена мне вообще девки, если есть ты? Никто из них не сравнится с тобой, ни..

– Это первая влюбленность, – настойчиво повторила она, не дав ему договорить свою сумасшедшую речь. – Все пройдет, – твердила уверенно, смотря как его отчаяние сменяется тягучей злостью.

“Уважаемые пассажиры, поезд сообщением “Пенза – Москва” отправляется с третьей платформы” – известил противный голос с громкоговорителя, вырывая их из этой странной сложившейся ситуации. Стас тут же дернулся вперед, как будто мог остановить её, но девушка успела быстро вскочить в вагон и уже сверху смотрела на то, как ветер бездушно треплет его легкую куртку, и швыряет челку в лицо. Как он, такой взрослый и не похожий на остальных сверстников, игнорирует ледяные хлесткие капли ливня и сверлит ее стальной ненавистью. Ощутимой физически и пробирающейся под мокрую куртку, отправляя ледяные мурашки вдоль позвоночника.

1
Литературный портал Booksfinder.ru