Выбери любимый жанр

Совесть - поиск истины - Успенский Петр Демьянович - Страница 1


Изменить размер шрифта:

1

Успенский Пётр

Совесть - поиск истины

Петр Демьянович Успенский

Совесть: поиск истины

СОДЕРЖАНИЕ

СОВЕСТЬ: ПОИСК ИСТИНЫ

РАЗГОВОРЫ С ДЬЯВОЛОМ

I

II

ПИСЬМА ИЗ РОССИИ 1919-ГО ГОДА

П.Д.УСПЕНСКИЙ. Биографический очерк

ВСТУПЛЕНИЕ

Подходя к любой из напечатанных работ П. Д. Успенского, начиная с Tertium Organum (впервые выпущена в России в 1912 году, впоследствии переведена и опубликована в Англии в 1920 году, с тех пор неоднократно переиздававшаяся), важно помнить, что сам Успенский мало верил в написанное слово как основной метод достижения Истины. Нет, у этого "О" (так члены кружка Успенского называли его между собой) не было какого-либо неуважения к учености или к желанию получить доступ к знанию. Сам "прожорливый", но разборчивый читатель, Успенский в шестилетнем возрасте впервые прочитал Тургенева, что является ярким доказательством выдающегося таланта, уже проявившегося в раннем возрасте.

К двенадцати годам он "проглотил" большую часть доступной для него литературы по естествознанию и психологии. К шестнадцати годам, по его собственному свидетельству, он решил не получать никакой официальной ученой степени, а сконцентрировать свое обучение на тех аспектах знания, которые были вне и над традиционными областями обучения. "Профессора убивают науку", -- говорил он -- "так же, как и священники убивают религию". Он чувствовал, что ни одна из официальных наук не шла достаточно далеко в исследование других измерений, которые, конечно же существовали. Они остановились, как говорил Успенский перед глухой стеной.

Последующее нежелание Успенского зависеть от книги как средства передачи знания было основано на двух главных идеях, неотделимых от системы, которой он учил. Во-первых, это была важность работы над своим собственным развитием вместе и через школу или организованную группу. Философия Успенского была основана на идее того, что человек является машиной, продвигающейся через свое существование в спящем, механическом состоянии. И для того, чтобы реализовать свой потенциал, ему следует пробудиться через дисциплинирующую попытку постоянно помнить себя. Самовоспоминание является трудным процессом, требующим последовательных усилий в определенном порядке. И вознаграждением является приобретение объективных знаний с помощью школы через самоизучение, контроль и трансформацию негативных эмоций. Это есть пробужденное состояние в котором человек, освобожденный от "сна наяву" будет способен видеть высшую реальность ("эзотерическое знание"), невидимую ему на его обычном неразвитом уровне бытия.

5

Совесть: поиск истины

Ключом ко всему этому является школьная работа, основанная на принципе, по которому развитие знания н рост бытия должны происходить вместе для того, чтобы возникло правильное понимание. В отлично от многих других систем система Успенского не эффективна для одного человека, изучающего ее путем размышления. Она не может быть понята путем только интеллектуального изучения. Именно по этой причине Успенский подчеркивал всю свою жизнь, что "Система не может быть изучена по какой-либо книге". Хотя главы его книги "В поисках чудесного: фрагменты неизвестного учения" иногда читались вслух старшими членами его лондонской группы, они использовались не только для того, чтобы вспыхнула дискуссия, но также для того, чтобы показать уровень и интенсивность работы в первоначальной русской группе. Следовательно, все книги Успенского должны рассматриваться как введение в работу системы, а не как "путеводители" по выполнению этой работы.

Второй важной причиной сомнений Успенского в ценности книги как средства обучения являлось его собственное большое уважение к силе слова. Как выдающийся журналист дореволюционной России Успенский зарабатывал на жизнь с помощью слов и прекрасно осознавал как их действенность, так и их непокорность. Хорошо составленные на странице слова могли бы выразить мысль так, как не смогла бы обычная речь: с другой стороны, далеко не безупречно написанное предложение могло бы из-за своей двусмысленности внести больше неясности, чем прояснить. Успенский осознавал важность точного слова в нужном контексте, поэтому часто в течение нескольких лет после написания просматривал рукопись снова и снова. Типичным примером является повесть "Странная жизнь Ивана Осокина", написанная в 1905 году, но не опубликованная до 1915 года. Несколько его книг, включая хорошо известную "В поисках чудесного: фрагменты неизвестного учения", он вообще предпочел не публиковать. "В поисках чудесного" появилась как рукопись в 1925 году, в 1930-х годах читалась вслух членами Лондонской группы Успенского, прошла множество пересмотров и все же не была опубликована при жизни Успенского. Люди, которые хорошо знали Успенского и которые посещали его встречи, вспоминают, как часто он подчеркивал важность верного слова для определения конкретного состояния, его отказ вовлекаться в использование религиозного и философского жаргона и его осознание, что ни одно утверждение не имеет смысла, если взято вне контекста. Один из его бывших учеников комментировал: "Если кто-то начал вопрос со слов "Господин Успенский говорил на прошлой неделе..." он бы выслушал вопрос и затем спросил: "но в какой связи я это говорил?" Многие также помнят его уважение к "ужасающей" власти печатного слова. Он понимал, что философия, однажды заключенная в книгу, подвергается опасности остаться там

П. Д. Успенский

погребенной. Она становится предметом бесконечных разделений, или воспринимается как евангелие, и она становится такой же мертвой, как и законы медесов и персов. Поэтому Успенский осознавал риск публикации книги и не спешил увидеть свои работы среди твердых обложек.

Успенский был мастером как разговорного, так и печатного слова. В первую очередь он был учителем, и пять глав этой маленькой книги не являются результатом работы человека, пишущего в одиночестве в тишине кабинета, но это труды учителя, объясняющего систему идей, которые могут быть постепенно оценены и правильно поняты с помощью вдумчивых вопросов слушателей и их искреннего желания научиться.

Двадцать шесть лет (1921-1947 гг.) Успенский руководил встречами, на которых люди, заинтересованные работой в системе, могли услышать основную лекцию, затем прояснить ее знание для себя, задавая точные вопросы (правильная формулировка вопроса была частью самодисциплины, требуемой Успенским). Как вспоминает один из членов кружка "О": "Лекции читались в группах из 60 или 70 человек один раз в неделю в течение трех месяцев. Встречи длились два часа, обычно в первой части читалась лекция, а затем предлагалось задавать вопросы, на которые отвечал Успенский. ... Во время встреч, как правило, велись стенографические записи, и после смерти Успенского сделана большая подборка выдержек из них и опубликована под названием "Четвертый путь" в 1957 году. В этой книге есть очень много материала для изучения.., но трудно извлечь самородки".

Настоящий том состоит из пяти коротких очерков, которые первоначально были изданы как отдельные книги с 1952 по 1955 гг. после смерти Успенского, перед составлением "Четвертого пути". Книга была напечатана для частного распространения, было выпущено не более 300 копий, но они не продавались н были недоступны для широкой публики до настоящего времени. Подобно "Четвертому пути" пять глав в этом томе были построены и из сказанного Успенским на этих встречах. В отличие от размаха этого большого тома, здесь каждый очерк концентрируется на одном принципе системы таким образом, что "извлечь самородки" становится легче.

Ценность этой книги в том, что взятые вместе, очерки раскрывают практическую психологическую сторону системы, изложенной Успенским, а взятый по отдельности, каждый может быть прочитан за один раз и каждый может, таким образом, служить ключом для приближения к богатству материала, содержащегося в более объемных книгах Успенского. При подборе и редактировании отрывков из записей встреч Успенского было приложено усилие, чтобы добиться непрерывности, избежать искажения и приукрашивания идей Успен

1
Литературный портал Booksfinder.ru